Книга Исхода

Архимаг.


Ни летописи, ни сказания не сохранили знаний о том, откуда он пришел, и кем он на самом деле был. Неприметный странник в черном пыльном балахоне однажды ступил на дикую и безымянную землю. Его взору открылись бесконечные просторы, бездонные моря и бескрайнее небо над головой. Эта земля казалась ему именно тем местом, которое он так долго и бесплодно искал. Но мир, в котором странник появился, был отнюдь не безлюден. Став незримым, Архимаг долго изучал свою находку, и обнаружил огромное множество животных и существ, которых можно было посчитать разумными. Они были для него помехой, но тратить силы на очищение земли он не хотел и считал бессмысленным…


Когти свободы.


Книга Исхода, древнейший сохранившийся манускрипт, содержит упоминания о первой земле – родине созданных Архимагом существ. Это были несколько островов окруженных пресными морями. Книга так же утверждала, что невероятно высокие скалы, плотной стеной ограждавшие первую землю, были тоже делом рук черного странника. Якобы он так защищал свои творения и не желал, чтобы кто-то извне узнал о них раньше времени. По его замыслу, существа, жившие за безопасной стеной, рано или поздно захотят вырваться за её пределы. Но для этого им самим придется развиваться и многим жертвовать.



Две судьбы.


Сначала, созданные Архимагом существа не имели плоти. Они были едва заметными сгустками утреннего тумана, без цели плывущими над землей. Постепенно, ощущая и изучая окружавший их новый мир, существа набирались сил и светились все ярче, а тела их обретали расплывчатые очертания. Переполнившись впечатлениями, они возвращались к своему создателю и безмолвно просили его дать им что-то, что поможет им еще ярче ощущать реальность. Одни хотели знаний, другие – силы. Архимаг дарил их бессмертным душам плоть, чтобы они могли обрести желанные чувства, и нарекал каждого из них Ахтэар или Эльтэар.





Десять источников.


Души и разумы созданных Архимагом

существ были абсолютно пусты, и чтобы направить их в русло развития и роста, ему потребовалась помощь. Десять демонов явились по его зову и предстали перед взволнованными тэар*. Книга Исхода упоминает, что демоны имели разные обличия и разные знания, но непременно каждый был добр и отзывчив. Сам Архимаг обучил тэар языку; и, обретя возможность говорить и понимать друг друга, своего создателя и наставников, они невероятно вдохновились, и без сна и отдыха принялись осваивать дарованный им мир. Так началась эпоха Расцвета.




Потеря.

Эпоха Расцвета была поистине прекрасной – неутомимые тэар были постоянно чем-то заняты. Кто-то внимал рассказам демонов, которые к тому моменту обрели имена и статус богов, кто-то что-то мастерил или обсуждал с другими. И посреди всей этой восторженности и вечного праздника один Архимаг был мрачен и неразговорчив. Он все чаще бродил по улицам строящихся городов и глядел на снующих туда-сюда тэар. Бывало, он останавливал одного и долго вглядывался в его лицо но не находил то, что ему было нужно.






Свобода.

Время шло, сила и знания тэар неуклонно росли, а вот места для жизни становилось все меньше. Эльтэар, в силу своей тяги к знаниям и открытиям все чаще поднимали взор к небу… и черным скалам, окружавшим первую землю. В их сердцах росло и крепло желание вырваться из объятий первой земли. И однажды это случилось. Соединив познания в магии эльтэар и механике ахтэар, они создали первый летучий корабль. Его нарекли Эстханнар, что на их языке означало «свобода». Этот и другие корабли подняли любопытный народ высоко в небо и эпоха Расцвета на этом закончилась. Книга Исхода упоминает о нескольких сотнях тэар что остались на первой земле. Якобы живут они там и по сей день, не зная раздора.



Страх.

Едва спустившимся с кораблей тэар суждено было испытать величайшее потрясение своей жизни. Встретившие их жители внешнего мира совсем не желали радостно приветствовать чужаков. Тэар были абсолютно безоружны, не знали языка и обычаев местных существ и, в конце концов, вынуждены были отступить и просить помощи у своих богов и создателя. Будучи народом миролюбивым и открытым, они не могли понять, почему в глазах всех встреченных ими существ были только гнев и страх, а остро наточенная сталь смотрела им в сердца. Ответ был прост – развитие внешнего мира на несколько тысяч лет отставало от жизни на первой земле.



Слово.

Протягивая меч и посох стоящим перед ним тэар, Архимаг сказал, что это последний раз, когда он помогает им. «В мире который вы открыли для себя, - добавил он, - доброе слово не всегда сильнее доброй стали. Смиритесь или подчините его себе.» Слова создателя не смутили первопроходцев, и те вновь решили попытать счастья на земле. «Небесные люди», как позже стали называть их коренные жители внешнего мира, предлагали свои технологии и знания в обмен на землю, пригодную для жизни. Тех, кто соглашался, они с охотой принимали в свои ряды. А тех, кто был против, переселяли при этом нередко убивая особо непокорных. Возможно, непокорность и смерть, которую тэар видели впервые, и зародили в их душах семена раздора. А между тем эпоха Завоеваний набирала свою силу, и повсюду возникали величественные и неповторимые города-крепости.


Разлад.

Пропасть между Эльтэар и Ахтэар сначала разрасталась незаметно. Первым не хотелось повелевать одной лишь магией, они создавали свои боевые искусства и ковали оружие. Вторым же, было мало технологий и брони, они изменили магические формулы и назвали это алхимией. Постепенно забывались непокоренные края и неизведанные глубины наук. Тэар все чаще вспоминали что они отличаются друг от друга, и вчерашний друг становился объектом зависти или насмешек. Бывшие некогда единым, два народа отдалялись, и все силы бросали на то чтобы превзойти соседей. Нередко на улицах сияющих городов можно было слышать едкие слова которыми одаривали друг друга тэар случайно встречаясь. Лишь не забытая еще верность создателю и гневные взгляды богов удерживали бывших братьев от кровопролития.



Пламя.

Почему началась война, никто уже не помнит. Книга Исхода приводит множество причин, но самой яркой искрой, от которой вероятно и взвился всепожирающий смерч смерти, является убийство. Дочь верховного лорда Эльтэар была найдена изувеченной. В ее смерти винили юного князя Ахтэар, который очень много времени проводил в обществе этой девушки, и, по слухам даже собирался просить ее руки у отца*. Эта рана оказалась смертельной для некогда крепкой дружбы тэар. Эпоха Завоеваний окончилась столетней братоубийственной войной.


*Как ранее упоминалось, тэар считали себя единым народом и различий не видели. Но, не смотря на это, в союзы друг с другом они вступать не могли и не хотели. Проще говоря, ахтэар в эльтэар видел товарища и брата, но никак не объект для симпатии и любви. Потому и сохранилась непревзойденная чистота их крови и сила магических и физических способностей. Скорее всего, подобное устройство их восприятия было ни чем иным, как делом рук Архимага.



Пепел.

Некогда великий и процветающий народ пожирал сам себя и разрушал все, чего ему удалось достигнуть за неполные пять тысяч лет. Война не щадила никого, ровно как и тэар не щадили вчерашних друзей и товарищей. Кровь и смерть пьянили их, а рассудок гас под напором кипящей от сражений крови. Все это время Архимаг и десять его помощников не вмешивались в сражения и не являлись на слабый зов тех, кого еще не поглотило безумие.

-Не я покинул их, когда им захотелось свободы от рая, - сказал черный странник, стоя на краю обрыва и наблюдая за последней и самой жестокой битвой развернувшейся у подножия скалы. – Не ко мне им стоило взывать в час отчаяния, а к своим сердцам. -Что ты искал, когда бродил среди них на первой земле? – Спросил его один из демонов. -Огонь надежды. Моей надежды. Они были созданы не просто так. И они не оправдали моих ожиданий. Я вновь ошибся и мне придется начать все сначала.



Исход.

Архимаг направлялся к морскому берегу. С каждым его шагом вокруг становилось все темнее – с юга сплошной стеной надвигались грозовые тучи. Даже сражающиеся армии постепенно останавливались и замирали, с ужасом взирая на непроглядную тьму, закрывавшую собой небо, горы и равнины. Когда этот черный туман подбирался к любому из тэар, тот вдруг переставал осознавать самого себя. Его разум становился чистым и открытым как во времена эпохи Расцвета, а потом стремительно заполнялся отчаянием и страхом смерти. Они бы молили о пощаде и отказались от вражды…если бы не было слишком поздно. Тем временем, к берегу причалил белоснежный корабль, взойдя на который, девять богов и Архимаг покинули мир, нареченный теперь Нар’рахс.

Одна лишь Шаас* осталась стоять в непроглядной тьме и провожать слепым взглядом давно растаявший силуэт корабля.


*В дни Исхода была лишь Шаас неспокойна. Разум ее устремлялся за Великим и собратьями, а душа страстно желала остаться в погибающем мире. И, когда Великий стоял на берегу бескрайнего Моря и смотрел на мир не оправдавший его надежд, готовясь превратить его в пыль, юная богиня пала перед ним на колени.


-Прости, чародей, что нарушаю думы твои, но все же выслушай меня. Я готова отдать всё что пожелаешь за одну лишь просьбу. Молю, оставь этому миру жизнь. Он не стал таким как ты желал, и, возможно, в том нет его вины. Позволь ему жить, а мне - бродить тенью средь его равнин и гор.

-Ты права, этот мир не оправдал моих надежд. Он, как и многие до него, пал жертвой гордыни и алчности. Зачем же ты хочешь остаться здесь, среди руин великих городов и пепла мудрых царей?

-Я чувствую что он еще не совсем почернел. Под копотью я вижу слабую надежду... И хочу эту надежду пусть и не разжечь, но бережно сохранить.

-Хорошо, будь по твоему, Шаас. Я оставляю этому миру жизнь и нарекаю его Наррахс, что на моем родном языке значит увядающий. Ты более не связана со мной договором, я его с тебя снимаю. Но взамен забираю всю твою силу.


Шаас бледнея смотрела на чародея. Она ощущала как с каждым мгновением становится слабее. Краски заката стремительно тускнели а взор богини более на мог простираться дальше и сотни шагов.


-И знай, - сказал чародей перед тем как исчезнуть, - не помнить мне и любому из братьев твоих дороги сюда, пока живет на этой земле род тэарский. Он - самое главное препятствие мое и моя ошибка. Много времени провела Шаас размышляя над последними словами Великого, а когда разгадала их тайную суть, пала на её душу великая скорбь. Ведь тэар Наррахса любила она более остальных существ и потому не могла исполнить завет чародея. От отчаяния своего богиня окаменела, ведь не могла душа её день за днем выносить тяжесть страданий, а призрачное тело ее не могли поразить ни старость, ни смерть.

(Книга Исхода. Конец Первой эпохи.)


Дары Ушедших.

Сколько длилась непроглядная ночь над Наррахсом, никто толком не знает. Вся жизнь в те дни, а может годы, оставалась застывшей и молчаливой. Шаас бродила по земле роняя безутешные слезы. Они ярко мерцали, будто крошечные звезды, и от их света отступала и рассеивалась тьма. Замершие тэар обретали подвижность и слух, а когда из-за гор забрезжил рассвет – обрели и зрение. Некоторые предпочли расстаться с жизнью от того что увидели, но некоторые все же оказались сильны духом.


Ахтэар почти все разом познали старость - их тела стали слабыми, кожа покрылась морщинами, а волосы из серебряно-белых стали блекло-серыми.


Эльтэар же и вовсе не могли узнать друг друга.


Кроме того, тэар утратили практически все свои знания. Натыкаясь на механизмы и трактаты, созданные своими же руками, они не узнавали их и не знали что делать. Шаас окружила себя теми, кто еще не потерял рассудок, и заставила их записывать ее слова. Так и была создана Книга Исхода, рассказанная устами существа, беспристрастно взиравшего на расцвет и падение самой яркой звезды Наррахса. Так же в книгу были записаны и «Дары ушедших» - наказания, которые постигли тэар.

Старость – для Ахтэар, не сумевших обуздать свою силу и гнев. Разделение – для Эльтэар, ослепших от могущества и гордыни.


Помимо разделения, эльтэар были «вознаграждены» дарами для каждого из разделенных народов: Ар’тхэ получали незаживающие раны от соленой морской воды. Ен’хи испытывали сильную боль при хождении по земле. Ад’эс не могли держать в руках металл – он рассыпался в их руках.

Дальнейшая судьба великого народа уже никогда более не напоминала о его могуществе. Потомки ахтэар предпочли остаться и жить на руинах древних городов, а те, что раньше звались эльтэар – скрылись в непроходимых лесах. Подальше от внешнего мира и самих себя.

Recent Posts

See All

Нар'рах'с - не планета.

Вы как-то упоминали, что Нар'рах'с не планета. В таком случае, что он из себя представляет? Ему больше всего подходит абстрактное определение "мир", поскольку и от понятия космоса и планет я отказалас

© EllirhShaan 2015-2020  

Copying, using and publishing any content not allowed without author's permission and credits.